Цветаева стихи все


Наша работа ставит своей целью пополнить эту тему еще одним, как кажется, ранее незамеченным сюжетом. И любила же, любила же я первый звон, Как монашки потекут к обедне, Вой в печке, и жаркий сон, И знахарку с двора соседнего. Но, если в вас уже успела Остыть любовь К любовнику — любите братца, Ребенка с венчиком на лбу, — Ему ведь не к кому прижаться В своем гробу! Пока они гремят из синевы — Неоспоримо первенство Москвы. Так счастья не ждут, Так ждут — конца: Солдатский салют И в грудь — свинца Три дольки. И думаю: когда-нибудь и я, Устав от вас, враги, от вас, друзья, И от уступчивости речи русской, — Одену крест серебряный на грудь, Перекрещусь, и тихо тронусь в путь По старой по дороге по калужской. ПРОСТА МОЯ ОСАНКА Проста моя осанка, Нищ мой домашний кров. », «роднее бывшее — всего» - «всего равнее». Сколько подарю браслеток, И цепочек, и серег! И тот, кто ранен смертельной твоей судьбой, Уже бессмертным на смертное сходит ложе.

ПИСЬМО ТАК ПИСЕМ НЕ ЖДУТ Так писем не ждут, Так ждут — письма. Вырванная из грудных глубин - Молодость моя! О наличии в очерке этого второго сюжета сигнализируют несколько эпизодов. Ну, как же я тебя оставлю? И скромен ободок кольца, И трогательно мал и жалок Букет из нескольких фиалок Почти у сáмого лица. Наконец У дверей стучат. Каждую муку туша, глуша, Сглаживая... Сердце сразу сказало: «Милая! В платьице — твой вероломный Тезей, Маленькая Ариадна.

Под лаской плюшевого пледа Под лаской плюшевого пледа Вчерашний вызываю сон. О, летящие в ночь поезда, Уносящие сон на вокзале... Я люблю в вас большие глаза, Тонкий профиль задумчиво-четкий, Ожерелье на шее, как четки, Ваши речи — ни против, ни за… Из страны утомленной луны Вы спустились на тоненькой нитке. РАНО ЕЩЁ НЕ БЫТЬ Рано ещё - не быть. Далее ссылки на это издание даются в тексте в круглых скобках с указанием тома и страницы. Дробясь о гранитные ваши колена, Я с каждой волной - воскресаю! И вот уже взгляды скрéщены, И дрогнул — о чем моля? Ты, меня любивший фальшью Ты, меня любивший фальшью Истины — и правдой лжи, Ты, меня любивший — дальше Некуда!

Цветаева использовала обе возможности, предоставляемые ее новым положением: из мемуарной литературы нам хорошо известно о личной встрече поэтов , о том же, что Цветаева читает новые советские издания Ахматовой, свидетельствует ее записная книжка. Прототипы гостей в «Новогодней балладе», в общем, выявлены ахматоведами. Отдельного разговора требует блоковская тема в этих трех текстах. О, поглядите - как Веки ввалились темные! Ты весь в золотой пыли... Да нет, он ничего не весит! Изменчивой, как дети, в каждой мине И так недолго злой, Любившей час, когда дрова в камине Становятся золой, Виолончель, и кавалькады в чаще, И колокол в селе...

И это — всё. Как мог, как смел ты не понять, Что шестеро два брата, третий — Ты сам — с женой, отец и мать Есть семеро — раз я на свете! Ты с няньками в какой-то ссоре — Все делать хочется самой! Просты наши законы: Написаны в крови. Часовню звездную — приют от зол — Где вытертый от поцелуев — пол. Но моя рука - да с твоей рукой, Но моя река - да с твоей рекой, Не сойдутся, радость моя, доколь Не догонит заря - зари. Ты вдруг, не венчана обрядом, Без пенья хора, мирт и лент, Рука с рукой вошла с ним рядом В прекраснейшую из легенд. Из днесь - В навек.

Смотри также